April 12th, 2014

от безысходности

долго думал, чего б такого зае завернуть.
И не от безделья. На работе завал, не до репостов и релайков, извините.
вообще, в носу поковырять удается только в лифте, но это ладно неважно : )
На Юго-Востоке наших по ходу сдают и это не радует.
И самое фиговое, что съехав сейчас и допустив хуевый мир, мы допускаем возможность вешать по-тихому потом. И потом будет уже не остановить. Наши западные партнеры это дело умеют и любят. К сожалению, согласен с Вассерманом, лучше быстрое кровопускание сейчас. А с другой стороны вообще ничего не хочу говорить про хохляндию, не мне там про что-то говорить.
А у нас куропатки стаями мигрируют, в жизни никогда такого не видел.
У всех, короче, про что-то свое.
Вот про что я вспомнил нечаянно:

Стихи о советском паспорте

Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту...

По длинному фронту
купе
и кают
чиновник
учтивый
движется.
Сдают паспорта,
и я
сдаю
мою
пурпурную книжицу.
К одним паспортам —
улыбка у рта.
К другим —
отношение плёвое.
С почтеньем
берут, например,
паспорта
с двухспальным
английским лёвою.
Глазами
доброго дядю выев,
не переставая
кланяться,
берут,
как будто берут чаевые,
паспорт
американца.
На польский —
глядят,
как в афишу коза
На польский —
выпяливают глаза
в тугой
полицейской слоновости —
откуда, мол,
и что это за
географические новости.
И не повернув
головы кочан
и чувств
никаких
не изведав,
берут,
не моргнув,
паспорта датчан
и разынх
прочих
шведов.
И вдруг,
как будто
ожогом,
рот
скривило
господину.
Это
господин чиновник
берёт
мою
краснокожую паспортину.
Берёт —
как бомбу,
берёт —
как ежа,
как бритву
обоюдоострую,
берёт,
как гремучую
в 20 жал
змею
двухметроворостую.
Моргнул
многозначуще
глаз носильщика,
хоть вещи
снесёт задаром вам.
Жандарм
вопросительно
смотрит на сыщика,
сыщик
на жандарма.
С каким наслажденьем
жандармской кастой
я был бы
исхлёстан и распят
за то,
что в руках у меня
молоткастый,
серпастый
советский паспорт.
Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту...
Я
достаю
из широких штанин
дубликатом
бесценного груза.
Читайте,
завидуйте,
я —
гражданин
Советского Союза.

1929